Каталог простых машин
Ирка Солза, 2013-2019.
Каталог простых машин — это перечень художественных стратегий, в котором каждая стратегия представлена в виде машины: объекта, совершающего минимальное действие либо самостоятельно, либо посредством зрителя. Эти действия предельно однообразны и механистичны, а материалы, из которых собраны эти машины-франкенштейны, предельно аромантичны и обыденны: повседневная еда, картон, бумага, текст.
На формальном уровне все машины собираются вместе вокруг путешествия великомученицы Ирины, которое мы можем проследить от начала и до конца в трех «шагах» — согласно трехчастному делению каталога. Машины порой сопровождаются текстовыми описаниями, которые так же скорее «собраны», чем созданы, — из повседневности, цитат и разнообразных остатков.
ШАГ #1
(Пахнет влажной землёй)

Машина по производству молчания
50х25х25. Картон, бумага, печать.


Великомученицы были дочками
правителей и прочих
осененных властью лиц
высокопоставленных чиновников
и полководцев
богатых папочек
типа дочки Пескова, но с одним нюансом:
во избежание сексуального насилия,
столь обычного в тех патриархальных обществах,
они отдавались Христу
со всеми потрохами
своих изнеженных тел
со всеми своими кишками
залитыми смолой
отрубленными ногами
или, скажем, грудями и пальцами.

Всё это стремительно лайкали
в инстаграме их подписчицы,
обычные
мученицы.


Катамаран для мертвых

Обои, печать, размер варьируется. Размещается на стене или на полу с избытком: так, чтобы образовывалась складка-волна.


Если посадить на катамаран мертвого человека, закрепив его ноги на педалях, и, установив мотор, который будет вращать педали, запустить его плавать в море, то наблюдатель, находящийся на берегу, будет в полной уверенности, что человек, катающийся на катамаране, жив.

Туша/душа

56х36х15. Папье-маше, акрил, линер.


Апроприация

22х14х14. Стеклянная банка, желе, сувенирная ручка с надписью Paris, вода, акрил.

I.

...умерев же,
оно принесет
много плодов.

я продал душу дьяволу, чтобы съездить в париж,
где в грязной аудитории, среди бумажек и поцелуев,
студенты, завернувшись в одеяла, слушали ещё
живого луи альтюссера.

вещь истончается когда ее называешь словом

он однако уже растерял последние остатки какой-либо методологии
и всё больше говорил о почвоведении, правильном привое и почковании

Образ

17х9. Картон, волосы.

Без названия

100х60х40. Рамы, пластик, картон.


Колыбель

60х35х20. Пенополистерол, картон, земля, ткань, кружево. При раскачивании земля просыпается, обнажая дно.


землю хоронили в земле
просачивая сквозь имя
чернозём
жир чудес
как семя падёт

в постоянное поле
процедуры самотождественности

Без названия (карусель)

100х60х20. Бамбук, папье-маше, дерево, краска, проволока, пластилин, куриные ноги.


День и ночь
40х60х20. Хлеб, лук, картон, лак, дерево, пенополистерол. При вращении происходит смена дня и ночи.


небесным городам соответствуют темные шрастры
античеловеческие подземные города с рабской моралью
инженеры, программисты, менеджеры
даже художники и скульпторы
(есть чем гордиться, как-никак родина
——————————————————————— конструктивизма)

политический строй — сатанократия
дальше вы сами всё знаете

в конце концов на теле мира расцветёт не роза
а рассохшаяся луковица
буханка хлеба, раздавленная сапогом


ШАГ #2
(Тяжело пахнет дегтярным мылом)

Обувь для хождения по сияющим тропам

70х30х10, 2 шт. Резиновые шлепанцы, стекло, акрил, проволока, акриловая паста, лак.



у храма Адидаса-на-Крови
внутри

дым исходящий
и входящий
от ветхих крыш
притяжательные местоимения
ишь чего! эй, слышь!
маршрутка едет в снегири
четкие и черно-белые
как прошлогодние новости
и мужики, передающие за проезд,
от понедельника к пятнице
тянутся как клонированные осины

а снаружи
посмотри
иже еси
раз два три

ни закона, ни небес
кто промолвит, тот и съест
крест

Плоские головы Гульчехры

Размер головы 46х30х4. Тарелка, картон, линер, нож, бумага, шелк, штанга.


Без названия (To Cathy Wilkes)

63х42х5. Стекло, щипцы, колючка акации.

Дерьмо царя

10х10х10. Консервная банка, ложка, дерьмо, золото, бумага, печать. Угощаются все желающие.


Glas революции

60х15х12. Картон, гипс, проволока, папье-маше, пластмасса, хлеб, стеклянная крошка, фасоль, чашка.
Инструкция

1. Возьмите фасолину из чашки рядом.
2. Бросьте фасолину в «голову» машины сквозь проемы в решетке.
3. Прислушайтесь.
4. Теперь попытайтесь угадать, в какой из ящичков внизу машины (от одного до четырех) попала фасолина.
5. Проверьте, угадали ли вы, выдвинув нужный ящик.
6. Если вы угадали, вернитесь к пункту 1.
7. Если вы не угадали, выдвигайте остальные ящички по очереди, чтобы выяснить, в какой из них попала фасолина.
8. Вернитесь к пункту 1.

Простой натюрморт с рукой и хлебом

40x15x30. Дерево, хлеб, картон, проволока, фото.


Вечная весна

36x26x16. Дегтярное мыло, текст.

Апроприация (Самозванец)

22х14х14. Стеклянная банка, желе, сувенирная ручка с надписью Paris, вода, акрил.

I.

...умерев же,
оно принесет
много плодов.

я продал душу дьяволу, чтобы съездить в париж,
где в грязной аудитории, среди бумажек и поцелуев,
студенты, завернувшись в одеяла, слушали ещё
живого луи альтюссера.

вещь истончается когда ее называешь словом

он однако уже растерял последние остатки какой-либо методологии
и всё больше говорил о почвоведении, правильном привое и почковании


II.

и больше нет никакого парижа
ведь я в нём
а есть лишь названия улиц и соки, текущие вдоль тротуаров
взрывающиеся от счастья люди
изнемогающие от собственного наследства
сеятели и оросительные установки
противники как справедливого обмена, так и договорных отношений
правители небесного сада, разбухшего от мясистых всходов

лопающиеся вещи
словно раздавленные колесом термидора


(Постепенно темнеет и наступают сумерки)

ШАГ #3
(Пахнет свежескошенной травой)
Бог-структура

40х55х65. Металл, проволока, пластилин, акриловая паста, пластмасса, дерево, стекло, краска, косточка, куриная нога, бумага, хлеб, поролон, свечи.
(Жану Жене)

Дрок
цветущий жёлтым на склоне


I.

Избыток открытости
стояние перед лицом твоим
и некуда отвести взгляд


II.

«Единства!» — возопила улица
«двигайтесь в сторону центра»
кто-нибудь здесь разбирается в правильной сортировке божественных по своей сути
тел?


III.

Но здесь иное, свиноликое
три шага до
и мы вдруг пытаемся разглядеть сквозь тонкие прорези

цветущий жёлтым на склоне
дрок.


Сомнительный натюрморт

66х40х15. Стекло, пластик, фольга, пленка, акрил, лак, подсолнечное масло, хлеб, парафин, земля, специи, части пазла, сухой лист.

Торт-гроб

30х20х12. Линеры, акрил, пенополистерол, акриловая паста, безе. Стул, свиные ноги, акриловая паста, акрил, пластилин, холст, шелк, нитки.

Апроприация

22х14х14. Стеклянная банка, желе, сувенирная ручка с надписью Paris, вода, акрил.
I.

...умерев же,
оно принесет
много плодов.

я продал душу дьяволу, чтобы съездить в париж,
где в грязной аудитории, среди бумажек и поцелуев,
студенты, завернувшись в одеяла, слушали ещё
живого луи альтюссера.

вещь истончается когда ее называешь словом

он однако уже растерял последние остатки какой-либо методологии
и всё больше говорил о почвоведении, правильном привое и почковании


II.

и больше нет никакого парижа
ведь я в нём
а есть лишь названия улиц и соки, текущие вдоль тротуаров
взрывающиеся от счастья люди
изнемогающие от собственного наследства
сеятели и оросительные установки
противники как справедливого обмена, так и договорных отношений
правители небесного сада, разбухшего от мясистых всходов

лопающиеся вещи
словно раздавленные колесом термидора


III.

ткань текста уже слишком тонка
но всё ещё можно
различить в нём

мою

подпись



Возвращение

80x30x60, картон, бумага, фото, текст, проволока. Механическое кино в технике cut-out.
Left
Right
в прошлом, которое уже состоялось, мертвому человеку все-таки «лучше»
почва просела в одном месте
Данное место хочет быть святым
некий опыт не события разрушает остаточный слой
некий опыт в процессе самоповторения претендует знаменовать собой «поклонение»
«Избранная родина» не представляет архива
места скрытые не более, чем речь
в настоящем времени, в это время, до сих пор
как мы могли бы спасти места, о которых идет речь
«Избранная родина» конструируется как мавзолей
невыполненное обещание пришлось извлечь из нее
когда сама она несет на себе печать сакрализации
она по сути своей является Плащаницей Ленина
она по сути своей хочет быть сооружением
историческим экспериментом, Иерусалимом
верно верно. Вновь обращаюсь к той же цитате,
в прошлом, которое уже состоялось, мертвому человеку все-таки «лучше»

Чайная мать с тайниками для мощей

40х60х25. Манекен, чайные пакетики, ткань, кости.

куда ты едешь святая ирина
сквозь столицу по краю

человеческое сито пропускает
тонкие побеги
нечеловеческого свойства
пасынки металлических заборов
запускают в небо

государственные стрелы

до каких петушков ты едешь
какое дело
ждёт тебя в пятом отделении
вселенского дырбылдома

святая ирина
о семи головах
о восьми прожжённых
о девяти зашитых

плывёт сито


Без названия (победа)

130х50. Ткань, ветки, стекло, акрил, картон, тушь, линеры, бумага, резина.


Без названия (on ira)

80х14x2. Трость, стекло, акрил.

Головы

24х20x13, 3шт. Папье-маше, акриловая паста, хлеб, акрил, картон, лак, стекло, проволока, желе.


©Irca Solza, 2013-2019.